Нуждаться в поддержке — это так по-человечески!

Я уверена, многие сейчас остро переживают период мрачной аномальной зимы. Жизнь трудна, а иногда беспросветна, и хорошо, если есть любящие люди, умеющие сострадать, замечать ваше плохое настроение и отвлекать от мрачных мыслей. Но, к сожалению, зачастую таких людей нет. Тогда пронзительно ощущаешь своё одиночество. 

Способность просить о помощи есть не у всех. Кому-то мешает гордость, «Окружающие должны сами догадываться о моих проблемах» — рассерженно думают они. Некоторые люди не могут просить о помощи из-за стыда. Им стыдно быть хуже других, они, следовательно, не хотят показать свою уязвимость. Иногда человек настолько погружается в страх и отчаяние, что не остаётся сил просить. Каковы бы ни были причины для нежелания обращаться за помощью, они ежечасно обкрадывают нашу жизнь и не позволяют человеку быть собой. Невротизация конфликта будет самым легким «платежом» за такое отношение к себе.

Но если вдруг сострадание к себе возьмёт верх? И вы решитесь попробовать попросить о помощи. К кому вы пойдёте? Кто вас выслушает до конца, кто поддержит и не станет учить жизни? Кто даст вашему внутреннему миру развернуться? Кто услышит ваши сомнения? Ведь «болеющей» душе нужно много места и внимания, тепла и заботы. Если родственники и друзья далеки от вас в психологическом смысле, а иногда и в физическом — у вас есть место, куда можно прийти за помощью и поддержкой?

Одиночество — фатальный спутник некоторых людей. К сожалению, я не избежала этой участи и долго находилась в психологической изоляции. Было много людей для общения в целом, о погоде, природе, моде. Но не было общения ради души. Душа, переполненная разными чувствами, зачастую довольно тяжелыми и иррациональными, оставалась как бы в стороне. В отношениях не возникали важные глубокие чувства; не было ощущения нужности и важности для окружения. Не было ощущения единения, одной волны даже с ближайшим кругом. Скорее укреплялось чувство отчуждения. Я долго жила просто с ощущением, что все само собой рассосется. И когда отчаяние стало самым частым чувством в моей жизни, я обратилась за профессиональной помощью.

Я проходила 7 лет психоанализа, 2 года ходила на групповую психоаналитическую терапию и сейчас продолжаю посещать группу самопознания, где я получаю очень качественную психологическую помощь (но она уже проходит в рамках профессионального роста). Это принципиально изменило меня и, следовательно, мою жизнь. 

Сейчас я знаю точно, что психотерапия — это реальный инструмент, позволяющий получить помощь, зачастую единственный. 

И призываю вас обращаться за помощью и менять жизнь к лучшему.